Обращение «мадам Меркель» — фривольность или издевка?

Переводной текст почти всегда неизбежно имеет какие-то изъяны и шероховатости, особенно если он создается в условиях жесткого лимита времени.
Чтобы этого избежать, должен поработать хороший редактор.

Смотрел сегодня на телеканале «Euronews» на русском языке политическое токшоу про необходимость более строгого контроля за спецслужбами в связи со шпионским скандалом в Германии, который не утихает уже несколько недель. Передача состояла из вопросов ведущего и из ответов гостей студии. От оригинального текста на английском языке были слышны только обрывки. Текст, судя по всему, был переведен на русский язык заранее и наговорен диктором. В целом с точки зрения русского языка все звучало достаточно грамотно, хотя несколько выхолощено и монотонно — как сеанс политического гипноза.

В русском переводе ведущий, задавая вопросы, касающиеся федерального канцлера Германии Ангелы Меркель, все время называл ее исключительно «мадам Меркель». Мне это как-то сильно резануло. С какой стати такая вычурность? Согласно привычным стилистическим нормам русского языка нейтральная формой все-таки является «госпожа Меркель».  «Мадам» звучит несколько фривольно или иронично. В русском языке первой ассоциацией, которая приходила на ум, когда мы слышали слово «мадам»,  всегда была «Мадам Бовари».  Хотя в наши дни ассоциативный ряд меняется. Даже не берусь гадать, какие тексты, шутки, анекдоты и т.д. у разных людей сегодня ассоциируются со словом «мадам».

Забавно, что, вопреки ожиданиям, статья в Википедии про этот знаменитый роман, озаглавлена не «Мадам Бовари», а «Госпожа Бовари». Цитирую ее начало: ««Госпожа Бовари», или «Мадам Бовари» (фр. Madame Bovary) — роман Гюстава Флобера, впервые напечатанный в 1856 году. Считается одним из шедевров мировой литературы».

Тем не менее использование слова «мадам» (как обращение или в третьем лице) было бы уместным, если бы речь шла о француженке. Использование его в отношении Меркель считаю недоработкой редактора.  Сами немцы в комментах на сайтах немецких СМИ сплошь и рядом называют Ангелу Меркель «Muetterchen» (мамочка), что является одновременно выражением всенародной любви и не очень тонкой иронией.

Возвращаясь к передаче, хотел бы обратить внимание вот еще на что. Такие изначально не русскоязычные, а переводные СМИ как Euronews, учитывая их огромную аудиторию, также влияют на развитие лексического состава русского языка. Кстати, в этом токшоу ведущий вместо более привычного для меня эвфемизма «спецслужбы» все время употреблял выражение «секретные службы». Оно и понятно. Ведь по-английски это «secret services», а по-немецки «Geheimdienste». То есть, налицо прямая калька.

Дело в том, что при частом переводе какого-то распространенного слова или словосочетания между разными языками со временем почти неизбежно происходит некая межъязыковая унификация. Когда только появилось слово harmonisation (нем. Harmonisierung) переводить его на русский как «гармонизация» казалось недопустимым варваризмом. А сегодня это слово понятно без перевода на всех языках. Цитирую с сайта о химии: «Гармонизация стандарта — это приведение его содержания в соответствие с другим стандартом для обеспечения взаимозаменяемости продукции (услуг), взаимного понимания результатов испытаний и информации, содержащейся в стандартах. В такой же степени гармонизация может быть отнесена и к техническим регламентам.»

Другой пример: Зачем при переводе на немецкий язык английского «translator» каждый раз делать мучительный выбор между вариантами «Sprachmittler» (языковой посредник), «Übersetzer» (письменный переводчик) и «Dolmetscher» (устный переводчик), если по крайней мере немецкие лингвисты и филологи давно используют в немецком языке слово «Translator» (произносится как «транслятор»)?