Почему „pierogi ruskie” не имеет никакого отношения к русской кухне?

11.02.2017 пробное собеседование на «Карту поляка». Не пропусти
Попытаемся разобраться и расставить точки над і. Итак, начнем с вопроса чисто лингвистического. Нужно помнить, что в польском языке прилагательное «русский» передается через «rosyjski». Причем в отличие от русского языка, где «российский» — это относящийся к государству Россия (политический контекст), а «русский» — относящийся к русской культуре (этнокультурный контекст), в польском – такого разделения не происходит. Как следствие, и в одном, и во втором случае, мы употребляем слово «rosyjski». Однако это замечание на полях и у сути нашего разговора отношения по большому счету не имеет.
Все, кто видел польские «pierogi», понимают, что отличить их от украинских вареников может не каждый. Конечно, существуют отличия, но, положа руку на сердце, нужно сказать, что такие же отличия можно найти и в варениках разных регионов Украины, да и у каждой хозяйки — они тоже разные. Вероятнее всего, pierogi (а именно так поляки называют вареники) действительно пришли в польскую кухню из кухни украинской где-то между Кревской и Люблинской униями, может и раньше, а может и позже. Тогда огромное государство, вначале Ягеллонов, а потом и «Двух Народов» было богато своим разнообразием, поэтому делиться лучшим было нормальным, а что может быть лучше вареников? Вот польская кухня и обогатилась pierogami, а поскольку пришли они из «воеводств руских», то и в кухню польскую они вошли как «ruskie».
Заметим, что «рускими» себя называло население теперешней Украины, как минимум до середины XVII века, а то и дольше. «Рускими», четко осознавая себя единственными наследниками некогда могучей Киевской Руси, противоставляя себя всем остальным, в том числе и «московитам». Причем слово «руский» здесь с одной «с», не потому, что автор сих строк двоечник, а потому что именно «руский» (от Русь — руський), а не «русский». Интересно, что терминология польского и украинского языков давно и четко отличает ruski/rosyjski (руський/російський): первое слово, как раз описывает принадлежность к землям южной Руси или теперь более привычно называемым – Украиной, а второй к этнокультурному пласту северной Руси, причем хронологически относящимся к Новому времени, до этого для обозначения принадлежности к русской культуре и в польском, и в украинском языках использовали термин «московский» (московитский или в иных модификациях). Ну да ладно, вопросы этнонимов (самоназваний народов) и вопросы идентичности — это тема весьма долгого, обстоятельного профессионального разговора весьма узких специалистов, мы коснулись его лишь вскользь и очень в общем, настолько, чтобы мы могли разобраться с названием традиционного польского блюда.
Так что, друзья, pierogi ruskie, к русской кухне, ни к России отношения не имеют, они польские, с рускими (украинскими) корнями. Вот такой вот гастро-лингвистический узел. Даст Бог, когда-нибудь обсудим еще один такой случай, ведь вы же понимаете, что традиционный польский «chłodnik litewski» — на самом деле белорусский?
P.S.: Кстати, классические «pierogi ruskie» — это вареники с начинкой из творога и картофеля, которые, например, польская Википедия вообще выводит из Rusi Czerwonej или Галичины.