Евразийский союз может постигнуть судьба СНГ и Союзного государства

Потенциал этого проекта исчерпан, в дальнейшем мы будем наблюдать его стагнацию и угасание

«Евразийский союз — брак по расчету или мираж?»

(UniaEuroazjatycka: mariaż czy miraż?)

Проект евразийской интеграции 10 лет назад считался приоритетом российской внешней политики. Таможенный союз, Единое экономическое пространство, а затем и Евразийский экономический союз создавались с тремя целями: обеспечить России видную позицию на международной арене как лидеру одного из крупнейших экономических объединений, предотвратить интеграцию Украины, Беларуси и Молдовы с Европейским союзом, а также сдержать экономическое и политическое влияние Китая в Центральной Азии.

«Первоначально одной из главных целей этого проекта было заблокировать возможную интеграцию Беларуси, Украины и Молдовы с Европейским союзом. Проект Евразийского экономического союза появился в то время, когда Европа формировала свою политику добрососедства и создавала Восточное партнерство. В Центральной Азии в это время все более заметной становилась экономическая экспансия Китая. Россия хотела решить эти проблемы одновременно. Она также надеялась, что Евразийский союз даст импульс новой экономической интеграции постсоветского пространства. Но этот импульс оказался очень кратковременным. Сейчас эта структура не дает новых выгод странам-участницам».

Спустя 10 лет после своего рождения интеграционный проект переживает кризис. Торговый оборот между странами-участницами падает. Единый рынок так и не был создан. Мясные, молочные и нефтегазовые войны между Россией и Беларусью являются повседневностью, страны Евразийского экономического союза не координируют своей торговой и экономической политики. Ярким примером тому является одностороннее введение Россией эмбарго на импорт продуктов питания из ЕС. Наднациональные органы, такие как Евразийская экономическая комиссия и суд, являются несравненно более слабыми, чем их их прототипы из Евросоюза.

С самого начала Евразийский союз был полон противоречий — объясняет неудачи объединения Анна Дынер. Он создавался авторитарными лидерами, которые не привыкли подчиняться праву. Входящие в него страны сильно отличаются своими размерами и структурой экономики.

«Врожденными болезнями этого проекта были несравнимый размер экономик стран-участниц и их различная структура. Главной страной в этом объединении является Россия, которая с самого начала пыталась сформулировать правила под себя. Другие страны не всегда могли к ним приспособиться. Большой вес России в этом объединении привёл к тому, что кризис российской экономики вызвал кризис во всем евразийским объединении. Это главная причина, из-за которой этот проект не работает. Конечно, есть и политические проблемы — такие, как отношения России с Европейским союзом, «антисанкции», которые создают существенные экономические проблемы для таких стран, как Беларусь. По этим причинам Евразийский экономический союз не работает так, как должен, и можно сказать, что вообще не работает».

За образец договоров о евразийской интеграции были взяты документы Европейского Союза. Однако евразийская интеграция не похожа на европейскую, и Евразийский экономический союз — это не Евросоюз на раннем этапе — объясняет профессор Московского государственного юридического университета имени Олега Кутафина Пауль Калиниченко. Договориться пытаются не лидеры похожих по размерам европейских стран, а посткоммунистические элиты из стран, которые когда-то были частью советской экономики. Проблем, с которыми они сталкиваются, Евросоюз не знал — отмечает Пауль Калиниченко.

«Врожденные дефекты есть и в Европейском союзе, но они другие. В интеграции на постсоветском пространстве есть единственный игрок-доминант — это Россия. Другого центра, способного сбалансировать интеграционные процессы, просто нет. Страны, окружающие Россию — это бедные государства. Вопрос в том, насколько рецепты Европейского союза адекватны для евразийской интеграции. Может, надо выработать собственные рецепты? Но практика показывает, что сделать это не получается. Очевидно, этому есть препятствия — в том числе, законы экономического развития. По-прежнему наблюдается ситуация, когда бывшие республики СССР заинтересованы в сотрудничестве с Россией, но слабо заинтересованы в сотрудничестве между собой».

Какая судьба ждет Евразийский экономический союз? Пик проекта уже пройден, и в ближайшие 5-7 лет будет наблюдаться его угасание — говорят участники дискуссии.

«Скорее всего, эта структура будет угасать. Она не дает доходов, на которые надеялись страны-участницы. Россия, создавая этот проект, прежде всего надеялась привлечь в него Украину, но ей этого не удалось. Никто не знает, что делать дальше с Евразийским союзом. Возможно, через несколько лет появится идея создать новое интеграционное объединение на постсоветском пространстве. Так уже происходило неоднократно: сначала было СНГ, затем ЕврАзЭС, затем Евразийский экономический союз … Поэтому я не исключаю, что ЕАЭС закончит своё существование, но через несколько лет появятся новые проекты такого типа», — считает Анна Дынер.

Потенциал Евразийского экономического союза уже исчерпан и в будущем его может постигнуть судьба других структур, которые существуют лишь на бумаге — таких как Союзное государство или СНГ — считает Пауль Калиниченко.

«Мы когда-то пытались найти нормативные акты, которые принимает Союзное государство. Вы знаете, о чем они? О присвоение почетных званий бывшему руководству […]. Это свидетельствует о том, что потенциал этой организации исчерпан, хотя определенный эффект от неё есть. То же самое может произойти с Евразийским экономическим союзом. Есть Таможенный кодекс, есть гармонизация норм технического регулирования. Некоторые экономические задачи были решены, но дальше Евразийский союз вряд ли сможет продвинуться », — подытожил эксперт.